Наши партнеры







Интервью с Петром Свидлером.

     Петр СВИДЛЕР:

ЖАЛЬ, ЧТО НЕ УДАЛОСЬ
ОСТАНОВИТЬ ЭКСПРЕСС ВЕСЕЛИНА

Название изображения     – Долго отходили от обидного поражения?
     – Чемпионат мира – не то место, где имеешь права поддаваться эмоциям. Можно, конечно, поливать от обиды всю ночь подушку слезами, но обычно это плохо кончается. Я такой вариант в своей карьере уже проходил. Тебя просто разрывают в следующих партиях, и ты едешь домой с ощущением бесцельно проведенного времени. Так что я постарался максимально абстрагироваться от происшедшего. Вроде бы получилось. Уже следующую партию против Виши я играл вполне прилично.
     – У вас был шанс расквитаться с Топаловым во втором круге. Вместо этого получилась скучная теоретическая ничья.
     – Проблема в том, что я играл эту партию черными. У меня было две возможных стратегии: разыграть какой-то рискованный дебют с реальной перспективой сразу получить «по голове» или разыграть что-то нормальное с надеждой на борьбу в середине партии. Я трезво оценил свои шансы и понял, что у меня просто не хватит сил, чтобы выходить на сомнительную борьбу с большой вероятностью поражения.
Понимаете, к 12-му туру шахматист испытывает примерно то же самое, что бегун на марафонскую дистанцию к 40-му километру. Наступает физическое и психологическое утомление, ты понимаешь, что голова, выражаясь фигурально, может отказать в любой момент партии. Это не только мои ощущения. По окончании последнего тура Виши Ананд признался, что шел на нашу с ним партию, почти ничего не соображая от усталости. То же самое можно сказать и о других игроках.
     – Значит, вам не слишком понравилась новая система розыгрыша титула чемпиона в двухкруговом турнире?
     – Наоборот. ФИДЕ отобрала восемь лучших по рейтингу игроков планеты и предоставила им достойные условия, чтобы выяснить, кто является лучшим. Кто-то может предложить другой критерий? Мне, правда, искренне жаль, что в это число не попал украинец Василий Иванчук, который демонстрировал в этом году выдающийся уровень игры. Но тут опять-таки нет вины ФИДЕ.
     – Здесь не было и Владимира Крамника, который отказался играть в Сан-Луисе по личным соображениям.
     – Решение Крамника вполне логично. Его участие в этом турнире означало бы признание того, что всё, что он делал до этого в шахматном мире, не имело никакого смысла. Он так не считает. Я тоже.
      – Кто из игроков удивил вас в Сан-Луисе?
     – Непонятно, что случилось с Леко. Петер – объективно очень хороший шахматист, который не должен заканчивать даже такой турнир в минусе. Понятно, что его подкосил первый тур, когда он не смог победить в выигранной позиции против Топалова. Но ведь и это не должно быть поводом для последующих неудач.
     Не ожидал, что очень хороший игрок Юдит Полгар наберет так мало очков. Но тут, наверное, есть свое объяснение. Венгерка недавно родила ребенка и просто не может уделять шахматам достаточно времени. Ей трудно было выдержать все 14 туров – особенно в ситуации, когда каждый конкурент бросался на нее, пытаясь решить свои турнирные проблемы за ее, «юдитовский» счет. У Микки Адамса, очевидно, временный кризис с шахматным драйвом. Рустам Касымжанов не «опроверг» рейтинг-лист, но играл интересно и даже обыграл Виши Ананда как шахматиста второго разряда. Мне это и за 20 попыток не удалось! Саша Морозевич, как я и ожидал, играл свежо и интересно. Если я и удивлен его выступлением, то лишь тем, что он не смог подняться выше четвертого места.
     – А что скажете о Топалове?
     – То, что показывает болгарин в этом году, заставляет задуматься. Считал, что могу играть на равных с Топаловым, и чемпионат не заставил отказаться от этого мнения. Но есть и другая сторона медали. Чем, по сути, он отличается на сегодняшний день от остальной популяции игроков? Прежде всего – фантастической нацеленностью на победу в каждом турнире и отдельной партии. К этому приплюсовывается блестящая физическая форма и хорошая дебютная подготовка. Всем этим он здорово смахивает на Каспарова. Не скажу, конечно, что болгарин является точной копией 13-го чемпиона мира. Но по каким-то психологическим характеристикам они похожи – это точно.

Никита КИМ -
специально для "ШН"
"Шахматная неделя" №41-2005

Интервью с Веселином Топаловым.

     Веселин ТОПАЛОВ:

«С КАСПАРОВЫМ ГОТОВ ИГРАТЬ
МАТЧ ХОТЬ ЗАВТРА»

ОБ ЭНЕРГИИ

Название изображения     – Жутко устал сегодня, – поделился Веселин, с которым мы встретились через несколько часов после окончания последнего тура. – Теперь понимаю Каспарова, который обычно во время турнира отказывал болельщикам в автографах. С одной стороны, неудобно разочаровывать людей, которые мечтают получить твою подпись или сделать общее фото. С другой – простое на первый взгляд действие приходится повторять раз триста за день. И это отнимает большое количество энергии.
     Понимаю ведь, что был весь турнир интересен людям прежде всего в ранге лидера и потенциального чемпиона. Слава Богу, все закончилось хорошо и мне удалось обеспечить первое место за тур до конца. А если бы я оступился на финише и позволил обогнать себя соперникам? Тогда те же самые люди просили бы автограф у совсем другого человека.
     – Это так важно – беречь энергию во время шахматного турнира?
     – Конечно. Ничто не должно сбивать концентрацию во время такого ответственного мероприятия, как чемпионат мира. Здесь собрались восемь примерно равных по классу шахматистов, и каждая победа требовала от меня очень больших усилий. Я ведь не «энерджайзер» и не аккумулятор, который можно зарядить, воткнув в розетку... Мне тоже нужно отдыхать.

О ПОДГОТОВКЕ

     – Говорят, до турнира ты работал с профессиональным психологом?
      – На самом деле мы постоянно встречались с одним известным специалистом пару лет назад. Поначалу он мне здорово помог. Благодаря ему понял, наконец, что поражение в отдельной партии – это не трагедия, которую надо переживать на протяжении недели. Трагедия – это то, что случилось в Новом Орлеане и вашем Беслане. А мы всего лишь играем в шахматы. Но если ты хочешь научиться делать это лучше всех, значит, должен научиться относиться к проигрышам философски. Сегодня не получилось? Ерунда. Завтра будет новый день. Знаете, если даже в скором времени я потеряю титул, это не станет для меня серьезным ударом. Наоборот: появится новый уровень мотивации.
     – Как закончилась твоя работа с психологом?
     – Появилось ощущение, что этот человек больше не может принести мне пользы. А ведь надо было платить за его консультации немалые деньги. В итоге мы посоветовались с Сильвио Данаиловым и решили отказаться от его услуг.
     Зато во время финала московского чемпионата мира, где я помогал Руслану Пономареву, встретился с настоящим колдуном. Он в конце матча сказал парадоксальную вещь: «Вы, шахматисты, глупые люди. Потому что совершенно бездарно транжирите свой недюжинный потенциал!». Эти слова заставили меня задуматься, переосмыслить многие очевидные до тех пор вещи. Как это так: я, один из лучших гроссмейстеров мира, не использую свои возможности?! В какой-то момент пришло осознание: быть одним из лучших и просто лучшим – это совершенно разные вещи.

О ТУРНИРЕ

     – Конечно, я ехал сюда только с одной целью – побеждать. Год сложился для меня удачно, и было ощущение, что удалось выйти на более качественный уровень игры. С другой стороны, понимал, как непросто будет стать лучшим именно в данный конкретный момент.
     Первый тур стал для меня самым серьезным испытанием на турнире. Я получил черными против Леко очень тяжелую позицию. В какой-то момент пришлось просто находить ходы, которые не проигрывают сразу. Но затем мой соперник вдруг начал играть очень неуверенно. Леко будто подменили: один из сильнейших гроссмейстеров мира начал делать одну ошибку за другой. Я, естественно, не мог этим не воспользоваться. Победа черными над одним из главных (как казалось перед началом турнира) конкурентов, конечно, прибавила уверенности. Но у меня не было времени радоваться: на следующий день предстояла партия с другим фаворитом – Виши Анандом.
     – Правда ли, что индиец предложил ничью сразу по выходе из дебюта?
     – Да, но я ответил отказом. Считал, что человек, претендующий на титул, должен играть на победу в каждой партии. Кроме того, короткие ничьи без борьбы – это неуважение к зрителям, которые платят немалые деньги за возможность посмотреть на борьбу двух сильных гроссмейстеров. В итоге мы с Виши играли более 90 ходов. Я жутко устал, но, кажется, еще больше вымотал своего соперника. Возможно, это сказалось в следующих турах, когда индиец безропотно проиграл Рустаму Касымжанову и Саше Морозевичу и почти лишился шансов на титул.
     – А тебе, наоборот, удалось выиграть пять партий подряд, побив все возможные рейтинговые рекорды. Сам не был удивлен таким фантастическим результатом?
     – Все это, конечно, походило на сказку. Но сказку, написанную моей рукой и руками моих соперников. Я играл против семерых гордых людей, каждый из которых считал, что имеет все шансы одолеть Топалова. Почти все разыгрывали сложные позиции, где шла игра на три результата. В Сан-Луисе мне повезло. Но, может быть, в другом турнире повезет кому-то другому.
     – Во втором круге ты изменил стратегию: сделал семь ничьих, гарантировав тем самым титул за тур до финиша.
     – На самом деле у меня не было установки «писать» короткие ничьи. Указания моего менеджера Сильвио Данаилова были предельно просты: играть по позиции, избегая ненужных авантюр. При этом не скажешь, что все партии второго круга получились бессодержательными. Я почти выиграл у Саши Морозевича, и лишь какое-то «короткое замыкание» в собственной голове не помогло довести партию до логического конца. Прошел через неприятности в партиях с Рустамом Касымжановым и Майклом Адамсом, обманул в дебюте Виши Ананда, заставив его форсировать ничью троекратным повторением. На деле реальная интрига сохранялась до предпоследнего тура. Любая моя осечка могла быть фатальной. Слава Богу, что все закончилось так хорошо!

О СОПЕРНИКАХ

     – Кто из соперников удивил на этом турнире?
     – Очень рад за Петра Свидлера, который показывает в этом году великолепные результаты. Виши выступил, как всегда, достойно и даже «прибавил» по итогам турнира в рейтинге, – а это, скажу тебе, не шутка, если речь идет о человеке с рейтингом около 2800. Я не раз говорил, что Ананд превосходит меня в шахматном таланте. Но – как мне кажется – уступает по волевым показателям. Он в этом плане совсем не мягкий, но точно не сильнее, чем я. Последний фактор, видимо, сказался в Сан-Луисе.
     – А что скажешь об аутсайдере – Юдит Полгар? После ее провала многие полагают, что она не заслуживала места в столь элитной компании.
     – Тогда кто заслуживает? С Юдит в этом году мною сыграно пять партий, включая «сан-луисские». По разу обыграли друг друга и сделали три ничьих. При этом Полгар блестяще выступала в этом году в супертурнирах и вела борьбу за первые места. Здесь у нее не сложилось: сначала не так легла карта в поединке против Ананда, затем она сделала в дебюте самоубийственный ход против меня. Но это говорит только о том, что именно здесь и сейчас венгерка находилась в плохой форме. В любом случае кто-то должен занимать последнее место.
     – Что скажешь о теперь уже экс-чемпионе мира – Рустаме Касымжанове?
     – Он, бесспорно, заслужил приглашения на этот турнир своим успехом на прошлом чемпионате мира в Ливии. Тут важен даже не сам факт победы, а то, кого ему удалось победить. Вспомните: Рустам выиграл мини-матчи у Иванчука, Грищука, у меня и Адамса. Много ли игроков в мире способны на такое? Между прочим, и здесь Касым (таково прозвище Рустама в шахматном мире. – Н. К.) показал достойный уровень игры.
     – Во втором круге почти все твои конкуренты жаловались на разные физические недомогания. Сам сильно устал к концу турнира?
     – Это действительно непросто – сыграть на высоком уровне 14 партий. Но с точки зрения физической подготовки я всегда был крепким парнем. Никогда не курил, более или менее регулярно занимался спортом. Плюс за какое-то время до начала турнира отказался от дурной привычки бегать по ночам на дискотеки и выпивать коктейли. Представляешь, сколько страданий мне пришлось вынести! (улыбается). Но я был вознагражден в Сан-Луисе.

О КУМИРАХ

     – Во время турнира на всех шахматных сайтах шло бурное обсуждение феномена Топалова. Ты удостоился лестных сравнений – одни говорили, что твоя игра напоминает партии Фишера, другие вспоминали о Гарри Каспарове.
     – На мой взгляд, в истории шахмат были два вида чемпионов – простые и великие. К последним отношу Алехина, Фишера и Каспарова. Плюс некоронованного гения позапрошлого века Пола Морфи.
     – С тремя из них тебе сыграть не довелось, зато ты не раз встречался за доской с Гарри Каспаровым. Что ощущаешь, играя против него?
     – Будто бы ты школьник и сдаешь экзамен самому придирчивому из преподавателей. Вся разница только в том, что и у тебя есть возможность задавать вопросы.
     – Говорят, большинство соперников проигрывали Гарри еще до партии, – настолько деморализовывала его репутация Великого и Ужасного.
     – У меня никогда не было «комплекса Каспарова». Хотя счет наших личных встреч не такой уж радостный для меня – я уступил ему в 9-ти партиях, выиграв всего три. Но проигрывал не под воздействием гипноза или чего-то сверхчеловеческого, а потому, что не мог найти противодействия фантастическим идеям, которые демонстрировал Гарри в наших поединках. Правда, когда я впервые сел против него за доску, то немного испугался: так страшно смотрел на меня соперник. Но потом познакомился с другими кавказцами и понял, что почти все они от природы обладают, скажем так, демоническим взглядом.
     – Если бы Каспаров играл в Сан-Луисе?..
     – Тогда всем претендентам пришлось бы на порядок сложнее. Я не знаю, насколько решительно настроен Гарри закончить профессиональную карьеру. Но уверен, что наш с ним матч был бы очень интересен шахматному миру. С ним я готов играть хоть завтра.
     – А готов ли играть с Владимиром Крамником?
     – Это зависит не от меня, а от ФИДЕ. Будут условия, спонсоры, призовой фонд – тогда почему нет? В конце концов, Владимир действительно обладает титулом. Проблема в другом. В свое время он играл просто великолепно: выигрывал огромное количество турниров, победил в матче самого Каспарова. Думаю, что в конце 90-х годов Крамник действительно был лучшим шахматистом планеты. Но в последние годы он играет неважно. Не забывайте: на данный момент он только седьмой по рейтингу гроссмейстер мира.
     – Будь ты на его месте, отправился бы играть в Сан-Луис?
     – Не знаю. Но думаю, что игрок, обладающий титулом, имеет некие моральные обязательства перед шахматным сообществом. Одно из них заключается в том, что он обязан по крайней мере несколько раз в год доказывать, что не только был, но и остается сильнейшим. Или по крайней мере одним из сильнейших. В этом плане турнир в Сан-Луисе был отличным испытанием.

О ШАХМАТАХ И ШАХМАТИСТАХ

     – Ты по-прежнему получаешь удовольствие от шахмат?
     – Не всегда, естественно. Шахматы – это ведь не только выступления на турнирах, но и кропотливая ежедневная работа дома. Не могу сказать, что я в диком восторге от рутины, без которой не обходится ни одно занятие. Не так ведь просто – найти идею в каком-нибудь известном варианте. Надо перелопатить кучу баз данных шахматных партий, проверить варианты на компьютере, сыграть пару тренировочных партий.
     С другой стороны, понимаю, что мне грешно жаловаться на жизнь. Зарабатываю я хорошо, много путешествую, встречаю интересных людей. Длина моего рабочего дня зависит исключительно от меня самого – сам ведь себе начальник. В общем, понимаю, что нахожусь в более комфортных по сравнению с многими жизненных обстоятельствах.
     – Что означает, когда Топалов в плохой форме?
     – В плохие дни смотришь на позицию и видишь только угрозы соперника. Пытаешься считать варианты и понимаешь, что его атака опаснее, а фигуры, выражаясь образно, передвигаются по доске быстрее. Не видишь при этом своих контраргументов. Такое испытывали все без исключения игроки.
      – Компьютер сильно помогает при подготовке к турниру?
     – Не только мне, но и моим соперникам. Компьютерные программы сделали шахматы, скажем так, откровенно конкретной игрой. Раньше, например, было важно понять общий план в определенной позиции, – какую диагональ занимает слон, на какой линии расположить ладью, в какую сторону рокировать королю. Теперь вопрос формулируется иначе: есть ли у тебя время, чтобы претворить этот план в жизнь? Пришлось произвести переоценку многих дебютных вариантов, – потому что появилась новая шахматная теория, как говорится, «ход в ход». В общем, произошла революция, которая сделала шахматы еще более интересной и насыщенной игрой.

О ЖИЗНИ ВНЕ ШАХМАТ

     – На пресс-конференциях ты легко переходил с испанского на английский. Какими еще языками владеешь?
     – Русским, сербско-хорватским. И болгарским, естественно.
     – Любимая страна мира?
     – Болгария.
     – Но живешь ты в Испании...
     – А эта страна стала моим вторым домом. Там ощущаю себя удивительно комфортно и свободно. Кроме того, мне там удобно работать. В Болгарии что ни день, то какой-то прием, вечеринка или интервью. И отказаться неудобно – люди же ради тебя стараются. Но ведь надо когда-то и шахматами заниматься.
     Звание чемпиона мира – это, увы, не аристократический титул, который можно передать по наследству. Я прекрасно понимаю, что рано или поздно стану экс-чемпионом. И только в моих силах сделать так, чтобы это произошло как можно позднее.
     – Уже обзавелся в Испании собственным домом?
     – Только квартирой. Правда, здоровенной, – больше 100 квадратных метров.
     – Какой образ жизни ведешь?
     – Утром обычно отправляюсь в фитнес-центр. Затем часов пять занимаюсь шахматами. Ближе к вечеру выбираюсь с друзьями в город.
     – А как же ночная жизнь?
     – В последнее время полюбил атмосферу безудержного веселья на дискотеках. Тут вот какая проблема: в Испании дискотеки начинаются после часа ночи и продолжаются до утра. Для здоровья такой образ жизни – смерть. С другой стороны, дружеское общение здорово помогает ассимиляции в местном обществе.
     – Говорят, не так давно у тебя появился личный стилист?
     – Это не совсем так. Год назад я подписал спонсорский контракт с оператором болгарской сотовой телефонии MTel. Они предоставили в мое распоряжение специалиста по PR, который в том числе иногда консультирует меня по вопросам имиджа. Но, скажем, в плане одежды у меня имеется собственный вкус. В основном предпочитаю ультрасовременную одежду от итальянских дизайнеров.
     – Судя по количеству персональных болельщиц в Сан-Луисе, ты пользуешься у женщин популярностью.
     – С одной стороны, шахматы никогда не были любимым видом спорта у девушек. С другой – я никогда не жаловался на отсутствие внимания противоположного пола. Тут, конечно, сказывались внешние атрибуты популярности. Каждой интересно пообщаться с парнем, чьи фотографии печатают на первых страницах газет и журналов.
     – Семьей не думал обзавестись?
     – Нет, потому что не встретил еще женщину, с которой хотелось бы прожить всю жизнь. Какой она должна быть? Умной, чуткой, красивой – внутренне и внешне. Не так важно, умеет ли она играть в шахматы. Но хочется, чтобы она понимала, что ее муж не просто передвигает по доске какие-то деревяшки, а занимается серьезным делом, которое важно для сотен миллионов во всем мире.

О БОГАТСТВЕ

     – Какие отношения связывают тебя с менеджером – Сильвио Данаиловым?
     – Он стратег – я исполнитель. Он мозг – я ноги. Он определяет, в каком направлении мы должны двигаться, какие слабости исправлять.
Сильвио не только друг и прекрасный тренер, но и отличный бизнесмен. Мы работаем вместе уже 15 лет, и за это время я ни разу не пожалел, что связал судьбу с этим человеком. Все это время мы работали как маленькое предприятие. Не было бы у нас экономических успехов – и команда развалилась бы. Но пока все складывалось нормально.
     – Большинство игроков нельзя назвать практичными людьми. А как насчет тебя?
     – Деньги считать умею. Однако при этом никогда не забываю: шахматы – это некая имитация войны, но не жизни. Нас научили правильно действовать на 64-х клетках, но никто не учил нас правильно жить. Пока, к счастью, не допускал в жизни крупных зевков. Постараюсь не делать этого и впредь.
     – Можешь назвать себя богатым человеком?
     – Нет, если сравнивать с Абрамовичем или Бэкхемом. Но я заработал достаточно, чтобы быть уверенным, что не закончу жизнь на свалке.

Никита КИМ –
специально для «ШН»
"Шахматная неделя" №41-2005

   

Обозрение
Рейтинги московских шахматистов
Опросы
Статьи
Деловые шахматы
Дискуссия о работе РШФ
"Шахматная неделя"
№43-2006
№42-2006
№41-2006
№40-2006
№39-2006
№38-2006
№37-2006
№36-2006
№35-2006
№34-2006
№33-2006
№32-2006
№31-2006
Интервью
Взгляд изнутри
Взгляд снаружи
Звездный взгляд
События





Актуально

 Открытое первенство ШК им. Т.В. Петросяна

 Командный чемпионат мира-2017

 Турнир "Джермук 2017"

Полезно


Рейтинги

Яндекс.Метрика






Rambler's Top100
Новости Обозрение Школа Игра Клуб Тары-бары

Шахматный клуб им. Т.В. Петросяна © 2001-2009.